Хватка Путина за власть: сигналам элитам

[ad_1]

После смерти Евгения Пригожина, по мнению экспертов, Путин усилит свою хватку за власть, а структура “Вагнера” уйдет на второй план, включая ее роль в войне в Украине.

По данным последних соцопросов, 82% россиян одобряют деятельность Владимира Путина на посту президента РФ, и это восприятие практически не изменилось после июньского мятежа “вагнеровцев”.

РЕКЛАМА

Российский социолог Денис Волков отмечает, что реакцию Путина на мятеж и смерть Пригожина можно рассматривать как сигнал элитам. 

Накануне парламентских выборов и президентской кампании у Путина нет конкурентов. 

“И конечно, если вдруг предположить, — что сложно, — что Пригожин имел какие-то политические амбиции, то он мог бы навредить образу безальтернативного Путина, в том числе и потому, что у него ведь была своя медиаимперия, не зависимая от государственных телеканалов. Затрудняюсь даже сказать, чем Пригожин начал раньше заниматься — “фабрикой троллей” или же ЧВК “Вагнер”. И он это использовал для создания своего позитивного образа, для поддержания интереса к своей персоне. И если мы вспомним первые шаги после мятежа, то что было сделано,  — его медиаимперию начали ставить под контроль даже раньше, чем ЧВК “Вагнер”, — комментирует Денис Волков. 

После смерти Евгения Пригожина, по мнению экспертов, Путин усилит свою хватку за власть, а структура “Вагнера” уйдет на второй план, включая ее роль в войне в Украине. 

“Группы “Вагнера” как политической силы, или того, что могло бы послужить генезисом для политической силы, скорее всего, уже нет. Вагнер в значительной степени вернулся туда, где он был до прихода к власти Пригожина”, — объясняет Анна Матвеева, эксперт по вопросам безопасности и конфликтов, старший научный сотрудник Института России Королевского колледжа Лондона. 

По словам Анны Матвеевой, если смотреть на то, что происходит на фронте, то необходимость в “Вагнере” не столь велика, так как министерство обороны РФ, в основном, держит фронт. Но если бы произошел какой-то масштабный, внезапный украинский прорыв, то “Вагнер” мог бы понадобиться. 

“Вся идея создания группы Вагнера заключалась в том, чтобы гарантировать российскому государству правдоподобное отрицание, способ сказать: это не наша армия, это частная компания, мы не знаем, чем она занимается, – и прикрыть российские военные операции за рубежом, прежде всего на Ближнем Востоке и в Африке”, — объясняет политолог, основатель и управляющий директор European Resilience Initiative Centre Сергей Сумленный. 

По словам эксперта, Путин продемонстрировал, что нет возможности с ним договориться, что вас все равно убьют, если вы будете протестовать, что ему нужно убивать своих офицеров, чтобы поддерживать порядок в своем окружении и он избавился от одного более или менее способного командира и остался с неспособными командирами. “Ни одна из этих трех характеристик такого исхода событий не является хорошей для Путина”, — говорит Сергей Сумленный о последствиях мятежа и смерти Пригожина. 

По мнению политолога, в случае поражения в войне, Россия уже не сможет содержать организации, подобные военизированным структурам Вагнера.

[ad_2]

Source link