Раздор и неповиновение: как смерть Махсы Амини повлияла на Иран?

[ad_1]

Гибель 22-летней девушки 16 сентября прошлого года вызвала одну из крупнейших и наиболее значительных волн протестов, потрясших Исламскую Республику за последние годы.

Силы безопасности Ирана основательно подготовились к первой годовщине смерти Махсы Амини.

РЕКЛАМА

Молодая курдская женщина скончалась 16 сентября в застенках иранской полиции нравов, что привело к масштабным общенациональным протестам.

Спустя год политические и социальные последствия ее смерти все еще ощущаются в стране.

В ходе протестов, продолжавшихся несколько месяцев, было убито несколько сотен демонстрантов и арестовано более 20 тысяч человек. Они проходили под лозунгом “Женщина – жизнь – свобода”.

В ходе беспорядков были убиты и ранены десятки сотрудников сил безопасности иранского режима.

Но какое влияние оказали протесты на Иран?

Сопротивление обязательному ношению хиджаба стало символом протеста

В Иране женщины по закону должны покрывать голову платком.

Еще до начала протестного движения иранских женщин часто можно было увидеть в платке, свободно повязанном на голове, а иногда и на плечах, в нарушение правил, которые не очень популярны среди значительной части населения.

Споры вокруг обязательного ношения хиджаба стали одной из главных тем, которые попадают в заголовки газет внутри Ирана.

В течение нескольких недель и месяцев после гибели Амини иранские власти, не объявляя официально о своем решении, вывели на улицы полицию нравов, которая следила за соблюдением строгих исламских правил и норм в одежде.

Насилие со стороны полиции нравов по отношению к женщинам и девушкам многие называют одним из факторов, приведших к недовольству.

Теперь иранские власти пытаются найти способ справиться с растущим числом женщин, отказывающихся покрывать голову.

РЕКЛАМА

Однако соотношение сил между режимом и несогласными с ним женщинами может измениться.

Хотя в последние месяцы власти неоднократно подчеркивали, что нарушители правил будут наказаны, наблюдатели отмечают, что нынешняя ситуация значительно отличается от той, с которой женщины сталкивались до смерти Амини.

Если до протестов иранские власти беспокоились в основном о женщинах с так называемым “плохим хиджабом”, то есть не носящих хиджаб так, чтобы он полностью закрывал волосы, то сейчас они видят женщин без головного платка на публике.

Махса Амини была арестована полицией нравов за якобы “неправильное ношение хиджаба”. По имеющимся данным, она была жестоко избита, получив несколько сильных ударов по голове, хотя власти Ирана это отрицают.

Полиция нравов вернулась на улицы и возобновила патрулирование,  женщинам, замеченным в нарушении правил, отправляются предупреждения по SMS. Однако эти люди уже не называют себя “назидательным патрулём”, как это было до смерти Амини.

РЕКЛАМА

В апрельском репортаже Euronews рассказывалось, что помощь в этих репрессиях против иранских женщин Тегерану оказывает Пекин, предоставляя правительству Ирана технологии и другую поддержку.

Али Хаменеи, лидер Исламской Республики, несколько месяцев назад высказался о допустимости “слабого хиджаба”, как он сам его назвал.

Его высказывания можно расценить как знак того, что иранские власти теперь уделяют первостепенное внимание борьбе с женщинами, отказывающимися закрывать лицо.

Тем не менее, многих простых иранцев больше волнуют стремительно растущие цены и влияние санкций на экономику страны.

Одной из мер, принятых иранскими властями для борьбы с нарушителями правил, является так называемый законопроект “О целомудрии и хиджабах”, который наделяет спецслужбы и полицию правом принимать меры в отношении женщин.

РЕКЛАМА

Эксперты ООН недавно назвали эти законодательные изменения, предусматривающие новые меры наказания и крупные штрафы для женщин, “гендерным апартеидом”.

Растущее стремление к “смене режима”

Протесты, вызванные смертью Амини, переросли в один из самых серьезных вызовов теократическим правителям Ирана за последние годы.

В конце концов, волна насилия и кровопролития была подавлена: силы безопасности стреляли в людей даже за то, что те просто сигналили в поддержку демонстрантов.

Спорадические протесты продолжаются в Систане и Белуджистане, причем еженедельные демонстрации в столице последнего Захедане продолжались еще долго после того, как в других регионах страны восстановилось относительное спокойствие.

Общенациональные протесты 2022 года стали не только одним из самых серьезных вызовов режиму со времен исламской революции 1979 года, но и беспрецедентными по географическому охвату и продолжительности.

В ноябре эксперты отметили в беседе с Euronews уникальное единство общества, а иранская правозащитница Шади Садр сказала тогда, что беспорядки свидетельствуют о том, что режим потерял одобрение среди своих “основных сторонников“.

Иранские власти, застигнутые врасплох протестами, теперь сверхчувствительны к возможному возобновлению беспорядков на улицах.

Аресты родственников убитых демонстрантов в преддверии годовщины Амини был воспринят некоторыми как признак неуверенности режима.

О разногласиях внутри иранского правительства по поводу того, как бороться с сопротивлением, сообщалось в последние месяцы, а внештатный сотрудник Европейского исследовательского центра Карнеги Корнелиус Адебар , еще в декабре указывал на возможную “борьбу за власть” среди элиты.

Помимо слогана “Женщина, жизнь, свобода”, многие демонстранты скандировали лозунги, открыто призывающие к смене режима.

Предыдущие лидеры Ирана, такие как экс-президент Хасан Рухани, пытались реформировать Исламскую Республику, ослабляя ограничения. Однако протесты показали, что многие иранцы, особенно молодежь, хотят полной смены строя.

Иран переживает экономический кризис, вызванный в основном международными санкциями в связи с ядерной программой страны.

По данным журнала The Economist, иранская валюта за десять лет потеряла более 90% своей стоимости, что привело к быстрому росту цен.

Власти опасаются возможного слияния протестов против тяжелых экономических условий, подобных тем, что вспыхнули в 2019 году из-за роста цен на топливо, и волнений, аналогичных тем, что произошли после смерти Амини.

Статус-кво между режимом и протестующими установился, но ситуация представляется нестабильной и напряженной во многих отношениях.

Любой инцидент в ближайшие недели и месяцы может нарушить баланс сил в ту или иную сторону. События, наподобие гибели Амини, могут “преподнести сюрприз” политическим наблюдателям.

Пока же одним из главных остается вопрос вопрос о том, кто придет на смену 84-летнему верховному лидеру. Али Хаменеи руководит Исламской Республикой на протяжении более чем трех четвертей ее бурной жизни. Именно он принимает окончательные решения в стране, особенно по вопросам безопасности и внешней политики.

В силу важности роли и положения Хаменеи некоторые эксперты считают, что трудно поверить в то, что ситуация в Иране не изменится после его ухода.

[ad_2]

Source link